ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА
ФГБУ «РОСЛЕСИНФОРГ»
РУСENG中文  
ПРЕСС-ЦЕНТР
18 Января 2017
72
В.Н. Лосев: «Мы работали на страну, как на свою семью»

Главный специалист участка технологического контроля филиала ФГБУ «Рослесинфорг» «Дальлеспроекта» Владимир Николаевич Лосев – человек замкнутый. Это видно сразу. Он даже говорит медленно, как бы тщательно обдумывая каждое свое слово. Но такие люди ценятся на любом производстве, поскольку вместо долгих рассуждений они просто работают. Работают так же, как говорят, - старательно и вдумчиво.

Владимир Лосев родился в 1949 году в Саратове. Его отец был профессиональным военным, а мама в свое время окончила училище правоведения. Так что ни о какой «леснической деятельности» даже и речи не шло. Но Володя Лосев уже к четвертому классу твердо знал, что вся его дальнейшая жизнь будет связана с путешествиями. Будучи от природы мальчиком не слишком компанейским, обычным детским играм он предпочитал книги. «Майн Рид, Джек Лондон, Марк Твен – они-то и были моими настоящими друзьями», - вспоминает по прошествии пятидесяти лет Владимир Николаевич. Но одну книгу он, пожалуй, предпочитал всем остальным. Путевые заметки исследователя Арсеньева «В дебрях уссурийской тайги» парень прочел бессчетное количество раз. И теперь он понимает то, что в детстве лишь чувствовал: «На Дальний Восток меня привело сердце».

Вот так. Замкнутые и нелюдимые люди, как правило, и оказываются самыми настоящими романтиками. Именно романтика и подтолкнула Лосева к поступлению в Саратовский сельскохозяйственный институт на лесохозяйственный факультет. Ну а уж там парнем двигали здоровое честолюбие и природная усидчивость. В результате он оказался в числе лучших учеников вуза. Сейчас он с присущей ему дотошностью уточняет: «В списке был шестым».

Добавим от себя, что с таким дипломом молодого специалиста ждали бы в любом лесоустроительном тресте. Но он был непреклонен. Только Дальний Восток. И никак иначе. Свой тогдашний выбор уже в наше время Владимир Николаевич объясняет не только поиском приключений. Как обычно тщательно подбирая слова, он говорит о вещах, недоступных пониманию многих современных, безусловно, умных и образованных людей: «Ехать на Дальний Восток было почетом. Понимаете? Мы знали, что наш труд по освоению этих земель вкладывается в общую копилку страны. А мы воспринимали работу на свою Родину, как работу на себя, на свою семью. Нет, это было гораздо важнее личных интересов». Вот так, с осознанием значимости своего труда и в поисках истинной романтики ехали на Дальний Восток десятки тысяч парней и девушек со всех уголков СССР. В их числе был молодой инженер-таксатор Владимир Лосев.

В Хабаровске в «Дальлеспроекте» Лосев оказался в 1971 году. Но долго здесь не задержался. Был откомандирован в город Свободный, в расположение Амурской лесоустроительной экспедиции. А на первые в своей жизни полевые работы поехал и того дальше – аж на Сахалин. Об этом времени он сейчас говорит коротко, но удивительно красиво: «Это была просто сказка. Мы работали на восточном побережье острова, на берегу холодного Охотского моря. Вы даже не представляете, какая там девственная природная красота, какое обилие интереснейших зверей и рыбы. И абсолютное безлюдье. Здесь весь сезон мы только однажды увидели группу геологов. Больше – ни души. Наверное, нам довелось стать последним поколением, которое вплотную соприкоснулось с такой первозданностью дикостью».

Отработав первый полевой сезон, Владимир Лосев окончательно осознал: тайга – это его судьба. Это – на всю жизнь. Так оно и получилось. Куда только не забрасывала жизнь этого человека. Особенно часто довелось бывать на севере Хабаровского края – в Аяно-Майском, Тугуро-Чумиканском районах и в районе имени Полины Осипенко. И эти места в богатой лесоустроительной практике Владимира Николаевича Лосева до сих пор остаются не то чтобы любимыми… Нет, слово не то. Скорее, духовно близкими. Вот как он сам рассказывает о своих чувствах: «Именно там, на севере, я понял, что такое соприкосновения с природой. Когда выходишь утром, смотришь вокруг и осознаешь – ты часть этой безупречной красоты. В эти моменты от счастья к горлу подступает комок, который проглотить невозможно».

Впрочем, работа преподносила Владимиру Лосеву и другие ощущения. Однажды его едва не разорвал медведь. Зверь чуть ли не вплотную подбежал к человеку, утробно зарычал и… Впрочем, лучше всего об этом рассказывает сам Владимир Николаевич: «В тот момент у меня спонтанно возникло желание залезть на любое дерево. Главное, чтобы оно было высоким и без сучков. И тогда же я понял, как у человека волосы встают дыбом. Раньше для меня это было всего лишь выражение, определяющее жуткий страх. А оказывается, волосы встают дыбом в буквальном смысле. Это когда от ужаса кожа на затылке сжимается. Правда-правда, это так и есть. У меня в руках был такой маленький хлыстик. Я инстинктивно замахнулся на зверя, и медведь неожиданно прекратил рычать. Посмотрел на меня немигающими своими глазами, развернулся и потопал по своим делам. И только шкура у него перекатывалась на спине из стороны в сторону».

Приходилось Лосеву встречаться и с тигром. Вот только встреча эта была, скажем так, опосредованной. Человек и зверь находились друг от друга в нескольких сантиметрах, при этом «пообщаться» им не довелось. А дело было так. Владимир Лосев расположился на ночлег в своей палатке. С другой, внешней стороны брезентового домика спала собака. Вдруг среди ночи таксатор услышал странный шум – короткую возню и сдавленный собачий визг. Вышел посмотреть – пса на месте не было. Больше его никто никогда не видел. «Думаю, тигр уволок. Его повадки, больше некому. И ведь в одном шаге от меня находился, а не испугался к человеку приблизиться», - до сих пор удивляется Владимир Николаевич.

О лесном звере он может рассказывать часами. Причем захватывающе и образно. Вот так, например: «У нас медведи нередко воровали сгущенку. Я потом видел эти банки. Мишки их просто сжевывали. Вот представляете, человек съел конфету прямо в обертке, а что не смог проглотить – выплюнул. Точно так же и банки после медвежьих зубов выглядели».

В отличие от многих своих коллег Владимир Николаевич Лосев не сохранил теплых чувств от общения с сезонными рабочими. Будучи человеком бескомпромиссным, он так описывает этих людей: «Я могу охарактеризовать их двумя словами – пьющие и ненадежные. В тайгу приходили, чтобы скоротать время и хоть с какой-то пользой провести лето. Но положиться на них было нельзя. Ради водки эти люди могли пойти на любую подлость. В тайге сухой закон, однако если где-то в окрестностях можно было разжиться спиртным, они не задумывались. Могли и двадцать километров пешком за бутылкой пройти. Я не обо всех сейчас говорю, но об очень многих. Честно скажу, я таких не выношу органически. В тайге нужно быть кристально чистым и безусловно порядочным».

Да, позиция Владимира Лосева бескомпромиссна. Но он и не скрывает, что в людях ценит прежде всего внутреннюю порядочность. Вроде бы банальный подход. Однако в этом случае он имеет под собой вполне конкретную основу. «В тайгу нужно приходить только с чистыми намерениями. Она ведь живая и все чувствует», - вот как объясняет свой подход к людям Владимир Николаевич. Что ж, с ними трудно спорить. Он знает, о чем говорит.