Москва / Центральный аппарат
Верно ли определен Ваш город?
Если нет, выберите свой город

Ядра на экспорт: российский рынок не в состоянии «переварить» весь собранный в Приморье кедровый орех

НАЗАД

Официально сбор ореха корейской сосны, что в изобилии растёт в Приморском крае и вплоть до Еврейской автономной области, длится с 1 октября по 15 ноября. Однако настоящий ореховый бум начинается куда раньше – ещё в августе, – и при хорошем урожае шишкари могут ходить в леса вплоть до декабря. При этом даже посредственный таёжный урожай российский и приморский потребитель освоить не в состоянии. VL.ru попытался разобраться, как устроен современный рынок кедрового ореха, кто вставляет палки в колёса его участникам и почему «изумрудные ядра» катятся за рубеж.

По предположительным подсчётам, в этом сезоне в Приморье собрали 15-25 тыс. тонн кедрового ореха. Совместно с Хабаровским краем и Еврейской автономной областью, не считая сахалинского, магаданского и мелкого камчатского ореха, выходит 35-40 тыс. тонн. Точных данных о заготовке кедрового ореха по краю нет ни у кого, так как процесс этот в основном идёт частным образом – в соответствии со ст. 11 Лесного кодекса РФ. На сегодня одни эксперты считают, что приморская тайга всё ещё живая и будет долго «плодоносить», другие уверены, что аренда лесных участков под вырубки нанесла кедрам непоправимый ущерб и урожай год от года будет только меньше.

Но в любом случае большая часть лесного лакомства, даже с учётом переработки, сегодня уходит в Китай и другие заграничные страны. Так, на сегодня в КНР готовы брать и необработанный орех, а Корея, Европа, США и Япония предпочитают закупать лишь ядра. Российский рынок потребляет всего лишь 5-7 тыс. тонн орехов от нашей корейской сосны и 9 тыс. тонн плодов сосны сибирской.

По мнению компаний, занимающихся сбором дикоросов, больше освоить отечественный потребитель не в состоянии. В случае транспортного коллапса или полного закрытия границ легальным приморским заготовителям некуда будет везти свой товар – внутренний рынок его просто «не переварит». А коллапс такой уже не за горами – в граничащих с Приморьем Суйфэньхэ и Дуннине недавно был приостановлен импорт продуктов питания из-за риска распространения COVID-19, в том числе кедровых орехов.

Легальная заготовка

Легальную добычу кедрового ореха в приморской тайге пытаются регламентировать давно и с переменным успехом. Так, в феврале 2018 года были приняты поправки в закон, который инициировал в том числе бывший губернатор Приморья Андрей Тарасенко – правовой акт установил ограниченный срок сбора шишек в тайге. Согласно изменениям, заготовка кедрового ореха для личных нужд разрешена только с 1 октября по 15 ноября. По словам депутатов, эти меры приняты потому, что деятельность шишкарей приводила к подрыву кормовой базы диких копытных.

Неудивительно, что наибольший официальный урожай кедровых орехов на Дальнем Востоке (по информации Рослесинфорг) был получен в том же 2018 году – 5,5 тыс. тонн. В 2020-м в приморских лесах официально собрано 2,3 тыс. тонн этих дикоросов. Наибольшие объёмы заготовили семь компаний: АО «Приморский ГОК», ООО «КА «СКИФ» (Уссурийск), ООО «Ангел», ООО «Восток-лес», ООО «Кировсклес» (Спасск-Дальний), ООО «Сидатун» (Красноармейский район), ООО «Дальневосточный мёд».

А в этом году на Дальнем Востоке силами 38 приморских, забайкальских, бурятских и хабаровских предпринимателей планировали заготовить 5,2 тыс. тонн кедрового урожая. Все эти компании и предприниматели имеют договоры на аренду лесных участков под сбор дикоросов – кедрового ореха в том числе. Они же имеют право легально экспортировать кедровый орех.

Шишковая лихорадка

По словам генерального директора общественной организации охотников и рыболовов «Сидатун» Олега Юшкина, итоговый урожай 2021 года по пятибалльной шкале можно оценить на 3,8. При этом «выход» ореха можно назвать довольно хорошим, если учесть, что лето было сухое и земля буквально горела. Первая зелёная шишка упала в конце сентября, и в ней оказалось крупное «зерно». В ноябре ежедневно с каждого кедра падает на землю по 2-3 шишки – то, что смогут забрать себе дикие звери. К началу месяца 50% шишек уже упало, остальные ждали своего часа – многие не дождались до сих пор. К концу официального сезона на деревьях, как правило, остаётся немало орехов, которые «подбирают» те, кого не заботит соблюдение официальных предписаний.

Приморская кедровая шишка сегодня большим тоннажем заготавливается именно частным образом и чаще всего незаконно. Шишковая лихорадка начинается куда раньше официальных дат – с августа. А уже с 1 октября, по словам самих заготовителей, «по шишки» в тайгу направляются все – от простых жителей до работников администраций. В урожайный год, который, как говорят знатоки, случается раз в 10 лет, люди идут в тайгу словно на Клондайк. Нельзя отрицать, что деревня в такое время вдыхает полной грудью: кто-то в лесу находит средства на лечение родителей, кто-то отправляет учиться детей, кто-то строит дома, кроет крыши.

Один из собеседников VL.ru, житель Кавалерово, поделился собственным опытом: с сентября по октябрь мужчина вместе с дочкой собрал 800 кг кедровых шишек на севере района, ближе к Дальнегорску. Один мешок весит 25-30 кг, за день можно собрать 10-15 мешков – это как минимум 30 тыс. рублей за сутки (в этом году перекупщики брали шишку по 120 руб. за килограмм). В этот сезон, уже в сентябре, «шишкарей-частников» можно было встретить даже на Пидане и других известных вершинах Приморья.

Разумеется, когда ищешь орехи, есть шанс встретиться и с лесными инспекторами. Но по закону каждую изъятую шишку необходимо измерить и описать. Как рассказал собеседник VL.ru, часто обе стороны отделываются малой кровью: инспекция ловит местных жителей с 12 мешками орехов, а изымают только два и штраф выписывают «разумный» – примерно 1,5 тыс. руб. В итоге все довольны: одни остаются с большей частью «лесного улова», а другие с выполненным рабочим планом.

Скупкой ореха в деревнях занимаются так называемые физики, зайти к ним в дом человеку с улицы практически невозможно, а нагрянуть с обыском по закону не так-то просто. А конечный покупатель, к которому через разные (но обязательно доверенные) руки в итоге приходит приморский орех, – чаще всего гражданин Китая.

Отметим, что походы в нашу тайгу для гостей из соседней страны не всегда заканчиваются удачно: так, в Чугуевском районе в 2019 году были найдены сожжённые трупы двух китайцев, собиравшихся скупать дикоросы. Предположительно с собой у них было 20 млн рублей, на которые положили глаз два местных жителя…

Ручной труд в специальной обуви

Специалисты легальных компаний по заготовке ореха делятся наблюдениями: кедротрясы (механические стряхиватели плодов) в Приморье не используют даже браконьеры – много ореха с высокой корейской сосны не натрясёшь. А вот умельцы-кедролазы покоряют «вершины» различными и не всегда законными методами. Говорят, свой опыт наши шишкари переняли от тех же китайцев – они в 90-е годы привезли в край первые «кедрокогти», а уже после местные умельцы начали сами изготавливать подобные приспособления для подъёма на ствол.

Действительно, в Китае заготовка ореха при участии кедролазов – обычная практика. За границей начинают официально готовить шишки с августа, и к 20 сентября кедры уже стоят «пустые». В России же использование специальных устройств для подъёма приравнено к браконьерству. Однако «независимые шишкари» утверждают, что никакой порчи кедрам они не наносят – там, где «коготь» проткнул ствол, появляется смола-живица и затягивает повреждённое место.

Олег Юшкин рассказывает, что, несмотря на активность шишкарей-любителей, по сравнению с Китаем, где кедр после сбора шишек остаётся фактически голым, в Приморье тайга всё ещё живая. В некоторые её уголки просто нет проторённых троп, поэтому большая часть местных жителей собирает шишки в километре от дорог – много мешков ореха по склонам не утащишь. Да и зверь, который ходит по верхам, так меньше беспокоит местных и заезжих туристов.

Ядра – чистый изумруд

Как говорят предприниматели, в последние годы наметилась плачевная тенденция оформления приморского кедрового ореха по подложным документам. Местный товар представляют, например, сибирским или даже казахским и вывозят в Китай. Объяснение подобных махинаций кроется в стоимости килограмма кедрового ядра. Крупный орех корейской сосны из Приморья для китайской стороны обходится в 240 юаней, а сибирское ядро – в 170 юаней. Выгода очевидна.

В Даляне расположен экспортный центр переработки, откуда российский и китайский орех идёт дальше по миру. Китайцы – основоположники переработки ореха в ядро, которое они отбеливают и отправляют на экспорт: в том числе на Дальний Восток России и в Сибирь. При отсутствии собственных перерабатывающих предприятий у нас собственный орех продают под лейблом из КНР.

В хороший год общий урожай кедровых орехов в Приморье достигает 50-60 тыс. тонн – столько же в этом году собрали в сопредельных китайских провинциях. Приморские заготовители признают, что производство ядра и сам бизнес по экспорту дикоросов в Китай наиболее развиты в Сибири – там кедр растёт на огромной площади, соответственно и урожай удаётся собрать побольше, чем в Приморье, Хабаровском крае и ЕАО.

«Наша компания уже перешла к этапу обработки кедрового ореха на фисташку (первую фракцию), это позволяет получать крупное ядро, урожай которого в этом году наиболее высок. На него делаем основную ставку и большую часть будем запускать в переработку. Разумеется, основной потребитель ореха этой продукции – Китай, а конечный потребитель – европейские страны. В этом году и мы вышли с прямыми предложениями на Европу, Италия покупает ядро чаще всего», – рассуждает об итогах сезона Олег Юшкин.

Генеральный директор ООО «КА «Скиф» Григорий Фищук сегодня также говорит, что компания нацелена заниматься не просто заготовкой кедровых шишек, а настраивать переработку ядра ореха, выжимку масла, жмыха – ориентироваться на сотрудничество с фармацевтическими организациями. Коммерческие предложения о сотрудничестве направили в Германию и другие европейские страны.

На этот рынок могло бы выйти гораздо больше сборщиков дикоросов, однако высокая цена аренды лесных участков отпугивает многих желающих. Так, по словам Оксаны Ли, производителя под торговой маркой Kedrus, её компания уже 7 лет не выходит на экспорт по одной причине: просто не может принять участие в аукционе из-за высоких цен.

«Я 10 лет на рынке Приморья и вижу, как здесь непросто организовать производство. Однако стараемся делать не только обработку ореха из шишки. У нас приходят заказы на подушки из шелухи, мёд, делаем кремы из дикоросов под торговой маркой Kedrus. Наша компания осуществляет закупку кедрового ореха с рук, оформляет на работу заготовителей и направляет в районы края. <…> Людям нельзя просто так сказать – не ходите в лес, подчас они живут с этих доходов», – говорит предприниматель.

Сложный рынок

На ореховом рынке действительно не всё так просто. Большинство легальных сборщиков дикоросов подали иски к министерству лесного хозяйства Приморского края с требованиями урегулировать условия аренды, её подорожание на сегодня – главная беда. А если с «лесного поля» уйдут официальные компании-заготовители, то их активно потеснят посредники китайцев и предприимчивые частные лица.

Сегодня, как и в случае с гортопами, в Приморье идут разговоры о появлении официальных заготовительных контор по договорам с муниципалитетами, но перенять положительную советскую практику не получится – по крайней мере, так считают заготовители дикоросов. Ведь тогда за всё отвечало государство, а сегодня контроль за сбором дикоросов могут перепоручить аффилированным компаниям, которые лишь монополизируют рынок. Не говоря о том, что институт лесников в стране постепенно слабеет, если не сказать вымирает.

«Высокая арендная плата лесных участков дикоросов – наша головная боль, на аукционе отдельные частники намеренно поднимают цену до небес, вплоть до 15-20 млн за несколько тысяч гектаров. Поэтому наша компания продолжает отстаивать свою правоту в суде. Повышать цены на аренду, с одной стороны, хотят пропорционально. Но ранее законодатель и судебные органы подходили к вопросу иным образом. С нашей точки зрения, правила арендной платы для сбора дикоросов не должны быть аналогичными тем, что применяют к лесопромышленникам: сбор ореха и любых дикоросов [в отличие от заготовки леса] зависит от урожайности, и прогноз в этом случае сделать невозможно», – поясняет Григорий Фищук.

«Посчитали необходимым подать иск в суд относительно устанавливаемой арендной платы и налагаемых штрафов [в связи с её повышением]. В 2008 году твёрдый договор края с нами основывался на том, чтобы отстоять лес и сохранить от рубок – эти условия соблюдены. Сегодня за сбор 80 тонн ореха с территории в соответствии с повышающим коэффициентом мы платим более 2 млн рублей в год. Все эти годы к обществу не предъявляли никаких претензий. Кому мы нанесли урон? <…> Законодательство надо в корне изменять, если правительство желает, чтобы люди выживали там, где нет работы», – считает глава общества охотников и рыболовов «Сидтаун».

Напомним, дополнительным препятствием на пути легальных заготовителей сегодня стала пандемия. Как недавно сообщил штаб по борьбе с распространением коронавирусной инфекции города Суйфэньхэ, с российской стороны приостановлен импорт «не необходимых товаров» – в том числе кедровых орехов. Схожая ситуация в Дуннине. При дефиците легальных каналов сбыта, которых становится всё меньше, спрос на российский товар не упал, а значит, «продукция» приморской тайги всё равно пойдёт за границу – но обогатятся на этом исключительно частные перекупщики.

Подпишись на новости

будь в гуще событий
Подписаться